Подписан Указ о Совете при Президенте РФ по реализации государственной политики в сфере защиты семьи и детей

Когда в конце 2016 — начале 2017 года традиционно настроенной общественности при помощи традиционно ориентированной власти удалось отбить плацдарм неприкосновенности  семьи в свете декриминализации ст.116 Уголовного Кодекса РФ, всерьез встал вопрос о создании Совета при Президенте по защите семьи. Естественно, речь шла о включении советников, отстаивающих традиционные семейные ценности. Такие как право родителей на воспитание, семейная иерархия, любовь к труду, целомудрие и другие широко известные, но забытые узким кругом понятия.

Рассуждали, что права детей защищает институт уполномоченных по правам ребенка, изначально пришедший с Запада, по сути ювенальный, но приструненный в российских реалиях традиционной общественностью.

Сегодня институт уполномоченных по правам ребенка постоянно предпринимает попытки вернуть себе истинное содержание, противопоставляя права ребенка правам семьи, родителей. Упразднять этот институт никто не собирался, понимая , что такой «шаг назад» вызовет серьезное раздражение западных защитников детей.

Создание нового совета при Президенте по защите семьи  могло уравновесить ювенальный крен семейной  политики.Но на носу были выборы Президента, и поэтому вопрос с советом решили отложить до лучших времен.

Как мы с вами видим, времена настали, но отнюдь не лучшие. Вместе с Указом опубликован и состав совета.

К удивлению многих, туда включены чиновники, которые по долгу службы и так обязаны заботиться о семье и детях и регулярно  ходят на доклады к Президенту.

Другая категория — это чиновники, которые по профилю своей деятельности вообще ничего не понимают в делах семьи и детей. Кстати, совершенно непонятно, почему у совета появляется дублирующая функция — защита детей. Не детства , заметьте, а — детей. Этим по определению занимается институт Уполномоченных по правам ребенка. Или он защищает права детей, но не самих детей?

Третья категория —  это системные  соглашатели от псевдообщественности. То есть люди, заявленные как общественники, но не являющиеся по сути независимыми представителями от народа. Они выполняют функцию «одобрямс» всякой властной инициативы, реализуют программы-призраки, ничего не дающие простым людям, но приносящие дивиденды устроителям и их  кураторам в виде политических очков и материальной выгоды.

Четвертая категория  — люди от культуры, бизнеса и т.д. Эта категория, пожалуй, меньше всего представляет, как устроена семейная политики в России, а  кто-то не имеет представления  как устроена традиционная российская семья.

По сути, вместо того, чтобы хоть как-то спасти корабль российской семьи от крена в ювенальную, прозападную бездну; дать Президенту адекватное представление об угрозах для семьи, детства, демографии в целом, был укреплен редут стейк-холдеров семейной политики с ювенально-ориентированным  сознанием. К сожалению, ни одного лица из спасших российскую семью в 2016 году от уголовной расправы в списке нет.

Для читателей необходимо пояснить, что сегодняшние советники наглухо вбили Президенту представление о людях, придерживающихся традиционных представлений о семье, как о маргиналах, приходящих на митинги и собрания за триста рублей. (Такое отношение к традиционной общественности проявилось на встрече Общественной палаты с Президентом в Кремле в 2017 году.) А все, что предлагается Советом Европы — вот это и есть настоящая семейная политика, которая обеспечит  счастье российским детям и улучшит в стране демографию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *